Слушайте радио Русский Город!
Сеть
RussianTown
Перейти
в контакты
Карта
сайта
Русская реклама в Чикаго
Портал русскоговорящего Чикаго
Русская реклама в Чикаго
Портал русскоговорящего Чикаго
О нас Публикации Знакомства Юмор Партнеры Контакты
Меню

Выживший: после бойни в Атланте наш соотечественник носит в голове пулю

Автор: Светлана Гриффин

Ровно 20 лет назад, 29 июля 1999 года, в Атланте разыгралась кровавая трагедия. Мужчина средних лет вошел в офис биржевой компании и открыл огонь из двух пистолетов. Затем покинул офис и, перебежав улицу, продолжил стрельбу в соседнем здании. 12 погибших и 15 раненых – это было самое крупное массовое убийство за всю историю Атланты.

...Он не любит ворошить старое, но в беседе с нами сделал исключение. Он с точностью помнит тот день до самого момента выстрела. Очевидец трагедии, пострадавший и выживший – Юзеф Либерзон 20 лет назад попал в самую гущу событий и получил ранение в голову. У него был шанс оказаться вдали от места происшествия, но он считает, что это, по-видимому, судьба. А то, что он остался жив – это чудо.

9.00. Выезд в офис

Анализ сделок, баланс, графики... Так начинался обычный рабочий день трейдера, торгующего на бирже. Почти так же он начинается и в наши дни, с той лишь разницей, что сейчас этим можно заниматься прямо из дома. В 1999-м трейдеру предоставлялось место в офисе, оборудование, скоростной интернет. Профессиональный трейдер Юзеф Либерзон работал в офисе компании All-Tech в Бакхеде.

Юзеф, вам не тяжело говорить про тот день?

– Я давно договорился с самим собой на эту тему и пришёл к выводу, что нет, не тяжело. Во всей этой ситуации я многим обязан тому, что мне от природы дана эмоциональная устойчивость, удачный психотип. Тем или иным психотипом обладает каждый из нас, и мне с моим очень повезло. А ведь бывает так, что человеческая психика не выдерживает даже спустя годы после происшествия, известно много случаев самоубийств среди выживших.

Каким вам запомнилось начало того дня?

– В целом ничего выдающегося. Хотя, если забежать вперёд, было во всей цепочке событий целых два совпадения – почему я оказался там, где мог бы благополучно и не быть... День намечался не слишком загруженным, торговалось слабо. Поэтому, поработав некоторое время, мы с моим коллегой выехали из офиса, чтобы забрать его оставленную у клуба машину. Ехать было довольно далеко, так что после этого я сразу отправился на обед (мой дом находится в десяти минутах езды от той фирмы). А после ланча решил вернуться в офис и поработать ещё, хотя острой необходимости в этом не было.

Это и стало первым совпадением? А какое второе?

– Второе сложилось немного раньше. По личным обстоятельствам была отменена моя поездка в Бостон. И не просто отменена, а сданы билеты. То есть по идее предполагалось так, что меня не будет в этот день не то что в офисе, а вообще в городе! Но я не виню никого и ничто, ни в коем случае. Так сложились обстоятельства. Я фаталист: два совпадения, на мой взгляд – это уже судьба, которой было не избежать

2:50 pm. Трагедия

В середине дня в офисе All-Tech появился 44-летний Марк Бартон, один из трейдеров компании. Он не застал менеджера на месте и вышел. Спустя несколько минут в офисе соседней трейдерской компании Momentum, находившейся через дорогу, раздались первые выстрелы...

Были ли вы знакомы с Марком Бартоном?

– Конечно: мой рабочий стол и стол Бартона стояли рядом. Он тоже был дневным трейдером, как и я (это когда проводишь торговые операции в течение одного дня, покупаешь и продаёшь буквально за секунды). Но дела у Бартона шли ужасно. На биржевой торговле он потерял буквально сотни тысяч долларов, влез в долги. И если честно, я всегда удивлялся, как он не проигрался гораздо раньше.

Почему?

– Работа трейдера – это огромный стресс. Особенно когда рискуешь не только собственными деньгами, но и деньгами своих клиентов, которым помогаешь заработать. В этой сфере успешно делают деньги всего лишь порядка 10 % игроков. Если начинает получаться, то испытываешь сильнейшие эмоции, это адреналин, на который просто «подсаживаешься». Но биржа – это не лотерея, не азартные игры. Это наука, математика, прогнозирование, где есть определённые алгоритмы, как надо действовать в той или иной ситуации. Их нужно знать, нужно постоянно быть в курсе событий. Каждый день я начинал с покупки газет, прочтения и анализа новостей.

Значит, Бартон работал непрофессионально?

– Он не занимался прогнозированием, а делал всё наудачу, словно играл в рулетку. Также в нашем деле очень важна выдержка: в конце дня, когда уходишь из офиса, по твоему лицу никто не должен определить, выиграл ты сегодня или потерял. Бартон же всегда либо бурно радовался, либо чрезмерно горевал. Я думаю, что у него изначально была нездоровая психика: в 1993 году нашли убитыми его первую жену и тёщу. Это произошло в Алабаме, в трейлере у озера. Всё это время он оставался главным подозреваемым, но ход делу почему-то не дали. Больше того, ему удалось получить от страховой компании огромную компенсацию – порядка 400 тысяч долларов! Их он и проигрывал. Ну а в конце концов проигрался окончательно, и это добило его психику.

И тогда он решил, что виновата фирма?

– Даже две фирмы. Сначала он работал у нас, потом ненадолго перешёл в соседнюю компанию Momentum. Затем снова вернулся. Прошло буквально два-три дня – и случилось то, что случилось. Бартон, видимо, хотел начать с нас, но нашего менеджера не было на месте, и он отправился сначала в Momentum, где застрелил четверых. А потом явился к нам. В нашей компании убито пятеро.

Где вы находились в тот самый момент?

– Я работал за своим столом, как вдруг раздались хлопки... Миг – и я получил пулю в голову, и с этого момента темнота. Потом рассказывали, как Бартон выследил, куда спряталась девушка-секретарь, нашёл и застрелил её. Другая женщина ослепла от выстрела в лицо. Писали, что Бартон произносил какие-то фразы: «Я должен вам что-то показать», «Надеюсь, это не испортит ваш торговый день»... Но ничего этого я уже не видел и не слышал.

3:00 pm. Новые жертвы

Почти одновременно с событиями в Бакхеде в полицию поступило сообщение, что в квартире Бартона обнаружены трупы его жены и двоих детей от первого брака. Тела детей (11-летнего сына и 7-летней дочери) со следами ударов молотком были уложены в кровать подобно спящим, а тело жены спрятано в шкаф. Рядом с убитыми нашли несколько записок. Сумбурные тесты были частично написаны Бартоном от руки, частично напечатаны на компьютере: «Я фактически умираю с октября месяца. Я просыпаюсь среди ночи в страхе»... «Хочу избавить детей от тягот существования в этом мире»... «Они обретут счастливую жизнь на небесах»… Обстоятельства смерти на удивление напоминали гибель первой жены Бартона и её матери за 6 лет до описываемых событий. Возможно, если бы он был привлечён к ответственности в тот момент, это предотвратило бы самое крупное массовое убийство в истории Атланты.

8:20 pm. Развязка

Убийца 12 человек Марк Бартон застрелился в своей машине, когда выследившие его полицейские приблизились к ней.

Июль 2019 года

Юзеф Либерзон в гостях у нас в редакции. Он шутит, смеётся и точно не выглядит как человек в унынии или депрессии. Показывает нам свою фотографию 1999 года, на которой он запечатлён в казино «Тадж-Махал».

Вы, по-видимому, жили полной жизнью?

– Я получал удовольствие от жизни, от работы, многое успевал, многим интересовался! Собирались с женой заводить детей, были и другие планы и мечты. Уже потом, в состоянии искусственной комы, которую во мне поддерживали врачи в первое время после ранения, я ясно видел себя «разговаривающим» по-французски и живущим на юге Франции – видимо, потому что была давняя мечта поселиться там.

Как восприняли случившееся ваши близкие?

– Меня, можно сказать, выходили жена и мама. Мамы не стало в 2014 году. Жена не ушла от меня, была рядом долгие годы (мы расстались уже потом, по другим причинам). По сути, то, что я выдержал – это был контрольный в голову! Врачи, все как один, считают это чудом. Месяц искусственной комы, три месяца в клинике Шеферд, три операции, титановая пластина в голове для закрепления костей черепа после травмы. Пулю тоже не удалили, чтобы не повредить ткани мозга – так я с ней и живу. Год реабилитации, два года в инвалидном кресле. В целом порядка десяти лет восстановления. Это долгий процесс – заново учиться ходить, говорить, заново разучивать алфавит. Водить машину тоже учился заново, в ней сделали специальное приспособление, педали тормоза и газа поменяли местами... Конечно, после случившегося я не такой, как раньше. До этого происшествия у меня была почти фотографическая память: несколько тысяч биржевых символов помнил наизусть!

А как вы снова начали говорить?

– В один день меня пришёл навестить в больнице мой знакомый, у которого я до этого занял денег и ещё не до конца расплатился. Надо сказать, в городе меня хорошо знали (в Атланту я приехал в 1990 году, когда русскоязычных было всего 600 человек), и знали как человека порядочного. Поэтому, как только появился тот знакомый, у меня вдруг сама собой произнеслась фраза: «Я всё отдам!». Это и было первое осмысленное высказывание – до этого изъяснялся исключительно междометиями. Впоследствии я перепробовал многое из того, что предлагала медицина. Узнавал, изучал и пробовал. 40 сеансов барокамеры, гравитационная гимнастика от моего друга Владимира Чубинского (это уникальные упражнения со сверхнагрузками)... Ещё один знакомый, в прошлом профессиональный хоккеист, посоветовал пройти лечение стволовыми клетками. Это довольно дорого, и какого-то особого прорыва врач не предвидел, но, тем не менее, процедура помогла: улучшилась речь – я начал буквально болтать. И вдобавок стал лучше играть в покер! (Смеётся).

Вы что-нибудь знаете о судьбах других раненых в той стрельбе?

– Многие из них разъехались по разным штатам. Слышал, что один из пострадавших, немец, покончил жизнь самоубийством уже потом (говорили о том, что у него возникли большие финансовые трудности). Фирма All-Tech после случившего быстро поменяла название.

Государство как-нибудь помогло пострадавшим?

– В основном пострадавшие помогали себе сами. Большинство тех, кто выжил, в 2001 году подали коллективный иск к компании-владельцу здания, поскольку не были соблюдены меры безопасности. Слушания были назначены, но потом в связи с болезнью судьи перенесены на осень. И тут случилась террористическая атака 11 сентября. После этого стало понятно, что нам точно не выиграть. Страховые компании приняли огромный удар, и начались массовые отказы по таким делам, как наше. Но и сам по себе я не собирался сидеть и горевать, а искал способы заработать. Мне ещё очень повезло в том, что буквально незадолго до этих событий я оформил медицинскую страховку! Молодому здоровому человеку она была не нужна, и только внезапно возникшей аллергии я обязан появлению у меня страховки буквально за несколько месяцев перед ранением. А иначе с такими расходами на лечение быть мне уже в приюте для бездомных...

Несмотря на всё случившееся, я был и остаюсь сторонником ношения оружия, поскольку у каждого должна быть возможность себя защитить. Для этого и была принята 2-я поправка к Конституции. Сейчас я занимаюсь новым делом – продаю икру чёрную и красную. Люблю жизнь, люблю общество. Ну и продолжаю понемножку поддерживать небольшой биржевой счёт. Потому что это – действительно моё.

 

Дополнительно

 

Убийца 12 человек Марк Бартон избежал наказания ещё в 1993 году, когда были найдены мёртвыми его жена и тёща.

Власти начали обращать внимание на индустрию биржевой торговли задолго до трагедии в Атланте. После трагедии внимание стало более пристальным.

Как выжить в массовой стрельбе

Профессионалы спецслужб советуют:

  • Примечайте все выходы из помещения.

  • Наблюдайте за всем, что происходит вокруг вас.

  • Определитесь с моделью поведения в сложившейся ситуации: бежать или спрятаться.

  • Не нарывайтесь!

  • Сохраняйте спокойствие и не думайте о смерти.

  • Не пытайтесь вступить со стрелком в переговоры. Это бессмысленно, если вы не профессиональный психолог.

  • Прямая борьба со стрелком – это крайняя мера, когда не остается другого выхода.